купить лодку с педальным приводом
Производственно-конструкторская
фирма "ДЕКА"

(831) 438-03-02, 262-26-85

Мы работаем для Вас

и уверены, что наша продукция

никогда Вас не подведет.

(831) 438-03-02, 262-26-85

В корзине пусто

САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ ЛОДКИ

Узола 2М
37125 р.
поплавки для профессиональной ловли
Линда Л-290
17719 р.
как нарисовать номер на лодке
Кама К-300
17316 р.
жерлицы купить оснащенные
Кама К-350
44742 р.
твистеры купить спб
Кама К-380
48428 р.
ловля на погосте

СМОТРЕТЬ ВСЕ МОДЕЛИ

/ Поппер Карл - Логика рост и научного знания

 
 

Но является ли это хотя бы малейшим основанием для принятия моего высказывания в качестве научного? Можно ли оправдать какое-либо высказывание тем, что К. Таким образом, то, что я испытываю чувство уверенности, которое является для меня твердо установленным фактом, не может быть охвачено сферой объективной науки, кроме как в форме психологической гипотезы, которая, конечно, требует интерсубъективной проверки. Из предположения о том, что у меня действительно наблюдается такое чувство уверенности, психолог может вывести с помощью психологической и других теорий определенные предсказания относительно моего поведения, и эти последние могут быть подтверждены или опровергнуты последующими экспериментальными проверками. Ни один из этих факторов не имеет отношения к вопросу о возможных способах оправдания научных высказываний. Эти соображения не решают, конечно, проблемы эмпирического базиса, но они по крайней мере помогают нам увидеть главную трудность в ее трактовке. Требуя от базисных и всех других научных высказываний объективности, мы не располагаем логическими средствами, посредством которых мы могли бы свести истинность научных высказываний к нашему чувственному опыту. Более того, мы не позволяем себе приписывать какой-либо привилегированный статус высказываниям, описывающим чувственный опыт, то есть высказыва. Последние входят в науку только как высказывания психологического характера, а это означает, что они представляют собой гипотезы такого рода, для которых стандарты интерсубъективной проверки учитывая нынешнее состояние психологииконечно, не очень высоки. Итак, каков бы ни был наш возможный ответ на вопрос об эмпирическом базисе, одно совершенно ясно:. При этом интерсубъективная проверяемость всегда означает, что из подлежащих проверке высказываний можно вывести другие проверяемые высказывания. Таким образом, если базисные высказывания в свою очередь должны допускать ннтерсубъективную проверку, то в науке не останется окончательно установленных высказываний.

  • Лодки меркурий в питере
  • Как подобрать вес джиг головки на виброхвост
  • Смешные рассказы про охоту рыбалку
  • Купить рыболовную сеть в санкт
  • В науке не могут существовать высказывания, которые нельзя было бы проверить, а следовательно, в ней не может быть и высказываний, которые нельзя было бы опровергнуть, фальсифицировав некоторые из их следствий. Таким образом, мы приходим к следующей точке зрения. Системы теорий проверяются путем выведения из них высказываний меньшей степени универсальности. Эти высказывания в свою очередь, поскольку они также должны допускать интерсубъективную проверку, проверяются сходным образом и так далее ad infinitum. Можно подумать, что такое воззрение приводит к бесконечному регрессу и потому несостоятельно. Читателю может показаться теперь, что то же самое возражение можно выдвинуть и против процедуры дедуктивной проверки, которую я отстаиваю. Тем не менее это не так.

    поппер к логика и рост научного знания содержание

    Дедуктивный метод проверки не может обосновать или оправдать подвергаемые проверке высказывания, да он и не предназначен это делать. Поэтому нам не грозит опасность бесконечного регресса. Однако необходимо признать, что ситуация, к которой я привлек ваше внимание—проверяемость ad infinitum. Совершенно очевидно, что проверки не могут производиться ad infinitum; рано или поздно нам придется остановиться. Не входя сейчас в детальное обсуждение этого вопроса, я отмечу только, что невозможность бесконечного продолжения проверок вовсе не противоречит моему требованию, согласно которому каждое научное высказывание должно допускать проверку. Дело в том, что я не требую, чтобы каждое научное высказывание было действительно проверено, прежде чем оно будет принято. Я требую только, чтобы каждое такое высказывание допускало проверку, или, иначе говоря, я отказываюсь принять точку зрения, согласно которой в науке существуют высказывания, которые нам следует покорно принять как истинные только потому, что проверить их представляется невозможным по логическим основаниям. Исходя из выдвинутого мною выше тезиса, эпистемологию или, иначе говоря, логику научного исследования следует отождествить с теорией научного метода. Теория метода, поскольку она выходит за рамки чисто логического анализа отношений между научными высказываниями, имеет дело с выбором методовто есть, с решениями относительно способов рассмотрения научных высказываний. Конечно, эти решения в свою очередь зависят от той цели, которую мы выбираем из некоторого множества возможных целей. При этом я предлагаю принять правила, обеспечивающие проверяемость научных высказываний, то есть их фальсифицируемость. Что же представляют собой правила научного метода и почему мы нуждаемся в них? Возможна ли теория таких правил, то есть методология? Ответы на эти вопросы во многом зависят от отношения отвечающего к науке. Один ответ дадут те, кто, подобно позитивистам, рассматривает науку в виде системы высказываний, удовлетворяющих определенным логическим критериям типа осмысленности или верифицируемости. Совершенно по-другому ответят те, кто склонен видеть как, например, я отличительный признак эмпирических высказываний в их восприимчивости к пересмотру—в том; что их можно критиковать и заменять лучшими высказываниями; при этом основ. Я полностью готов допустить наличие потребности в чисто логическом анализе теорий, который не учитывает того, каким образом изменяются и развиваются теории. Замечу, что такой анализ не раскрывает тех аспектов эмпирических наук, которые я ценю превыше всего. Фактически окончательного опровержения теории вообще нельзя провести, так как всегда возможно заявить, что экспериментальные результаты ненадежны или что расхождения, которые, мол, существуют между данной теорией и экспериментальными результатами, лежат на поверхности явлений исчезнут при дальнейшем развитии нашего познания.

    В борьбе против Эйнштейна оба упомянутых типа аргументов использовались в поддержку ньютоновской механики. Сходные аргументы переполняют область общественных наук. Таким образом, характеризуя эмпирическую науку лишь посредством формальной или логической структуры составляющих ее высказываний, нельзя изгнать из нее ту широкораспространенную форму метафизики. Таковы мои аргументы в пользу тезиса о том, что науку следует характеризовать используемыми в ней методами, то есть нашими способами обращения с научными системами, тем, что мы делаем с ними и что мы делаем для них. В дальнейшем я попытаюсь установить правила или, если хотите, нормы, которыми руководствуется ученый, вовлеченный в процесс исследования или открытия, интерпретируемый в принятом нами смысле. Сделанное мною в предыдущем разделе замечание относительно глубоких различий между занимаемой мною позицией и позицией позитивистов нуждается в дальнейшем разъяснении. Подобного взгляда Витгенштейн придерживался еще в году—ср. Позже эта обычная критика закрепилась в легенде о моем намерении заменить верифицируемость как критерий значения критерием фальсифицируемость. К тому же, если вы в число имеющих значение включаете только проблемы из области естественных наук [95, утверждение 6. Догма значения, однажды возведенная на престол, навсегда остается вне критики. На нее уже больше нельзя нападать. Дискутируемый вопрос о том, существует ли философия или имеет ля она какое-либо право на существование, почти столь же стар, как и сама философия. Постоянно возникают новые философские направления, разоблачающие старые философские проблемы как псевдопроблемы и. Однако в ответ на такие возражения позитивист только пожмет плечами—они для него ничего не значат, так как не принадлежат к эмпирической науке, в которой только и возможны имеющие значение высказывания. Я не думаю, что мои попытки проанализировать понятие опыта, который я интерпретирую как метод эмпирической науки, смогут вызвать у позитивистов иную реакцию. Для них существуют только два вида выска. Если методология не является логикой, то, по их мнению, она должна быть ветвью эмпирической науки, скажем науки о поведении ученых в процессе их работы.

    Человек, изучающий такую логику науки, вполне может заинтересоваться ею и даже с пользой ее применять. Однако то, что я называю методологией, нельзя считать эмпирической наукой. Так, я не верю, что использование методов эмпирической науки поможет нам разрешить такие спорные вопросы, как вопрос о том, применяется ли реально в науке принцип индукции или нет. Я считаю, что к вопросам такого рода следует подходить совершенно иначе. Так, можно рассматривать и сравнивать две различные системы методологических правил: Затем мы можем исследовать, возможно ли, допустив этот принцип, применять его, не впадая при этом в противоречия. Помогает ли он нам в чем-либо, нуждаемся ли мы в его помощи? В результате такого исследования я пришел к выводу, что можно обойтись без принципа индукции. И дело вовсе не в том, что этот принцип фактически не находит применения в науке, а в том, что, по моему мнению, он не является необходимым, не оказывает нам помощи и к тому же ведет к противоречиям. Поэтому я отвергаю натуралистическое воззрение. Такой подход совершенно некритичен. Его сторонники неспособны заметить, что, открывая, по их мнению, факт, они в действительности только выдвигают конвенцию6. Поэтому такая конвенция может легко обер. Карнапа [15] было опубликована как раз тогда, когда моя квита была в печати. Я очень сожалею, что не имел возможности обсудить ее. Проведенная критика натуралистического подхода относится не только к критерию значения, но также и к выработанному в рамках этого подхода понятию науки, а следовательно, и к связанной с ним идее эмпирического метода. Методологические правила рассматриваются мною как конвенции. Правила чистой логики управляют преобразованиями лингвистических формул. Приведем два простых примера методологических правил. Их вполне достаточно, чтобы показать, что вряд ли уместно ставить исследование метода науки на одну доску с чисто логическим исследованием. Тот, кто когда-либо решит, что научные высказывания не нуждаются более в проверке и могут рассматриваться как окончательно верифицированные, выбывает из игры. Два этих примера показывают, что представляют собой методологические правила. Хотя логика и может, пожалуй, устанавливать критерии для решения вопроса о проверяемости тех или иных высказываний, она, без сомнения, не затрагивает вопроса о том, пытается ли кто-либо действительно проверить такие высказывания. Аналогично тому как шахматы могут быть определены при помощи свойственных им правил, эмпирическая наука может быть определена при помощи ее методологических правил. Устанавливая эти правила, нам следует действовать систематически. Сначала формулируется высшее правило, которое представляет собой нечто вроде нормы для определения остальных правил. Это правило, таким образом, является правилом более высокого типа.

    Таковым является как раз правило, согласно которому другие правила следует конструировать так, чтобы они не защищали от фальсификации ни одно из научных высказываний. Одни методологические правила, таким образом, тесно связаны с другими методологическими правилами и с нашим критерием демаркации. Однако эта связь не является строго дедуктивной, или логической ср. Поэтому формулировка и принятие этих правил происходит в соот. Соответствующий пример был только что приведен—правило 1: Именно систематическая связь методологических правил позволяет нам говорить о теории метода. Конечно, положения этой теории, как показывают приведенные примеры, по большей части представляют собой конвенции, имеющие достаточно очевидный характер. Тем не менее во многих случаях она может помочь прояснению логической ситуации и даже решению некоторых далеко идущих проблем, которые оказывались до сих пор трудноразрешимыми. К таким проблемам относится, например, проблема установления приемлемости или неприемлемости вероятностных высказываний ср. Наличие тесной связи между различными проблемами теории познания и возможность систематического рассмотрения этих проблем часто подвергаются сомнению. Я надеюсь показать в этой книге неоправданность таких сомнений. Этот вопрос достаточно важен. Единственным основанием для выдвижения моего критерия демаркации является его плодотворность, то есть возможность прояснения и объяснения на его основе многих вопросов. Только исходя из следствий моего определения эмпирической науки из методологических решений, основывающихся на этом определении, ученый может увидеть, насколько оно соответствует интуитивной идее о цели всех его усилий. Философ также признает полезность моего определения только в том случае, если он сможет принять его следствия. Необходимо прежде всего убедить его в том, что эти следствия помогают раскрыть противоречия и неадекватность прежних теорий познания иссле. К тому же следует убедить его и в том, что выдвигаемым нами положениям не угрожают трудности того же рода. Этот метод обнаружения и разрешения противоречий применяется и внутри самой науки, но особенное значение он имеет именно для теории познания.

    Никакой иной метод не в силах помочь нам оправдать наши методологические конвенции и доказать их ценность9. Я опасаюсь, что возможность признания философами принадлежности таких методологических исследований к сфере философии весьма невелика, но это не меняет существа дела. Считаю необходимым, однако, упомянуть в этой связи, что немало доктрин, которые имеют, несомненно, метафизический, а следовательно, философский характер, можно интерпретировать как типичные случаи гипостазирования методологических правил. Другой пример, с которым мы уже сталкивались,—это проблема объективности. Требование научной объективности можно интерпретировать как методологическое правило, то есть как правило, утверждающее, что наука может использовать только такие высказывания, которые допускают интерсубъективную проверку см. Поэтому, пожалуй, мы имеем право сказать, что большинство проблем теоретической философии, и, несомненно, наиболее интересные из них, можно переинтерпретировать указанным образом в виде проблем метода науки. Эмпирические науки—это системы теорий, поэтому логику научного знания можно определить как теорию теорий. Научные теории являются универсальными высказываниями. Подобно всем лингвистическим образованиям, они представляют собой системы знаков или символов. Мы стремимся сделать ячейки сетей все более мелкими. С этой точки зрения теория есть нечто иное, как средство, или инструмент, для предсказания. Я подверг ее критическому анализу в статьях [64; 67]. Дать причинное объяснение некоторого события— значит дедуцировать описывающее его высказывание, используя в качестве посылок один или несколько универсальных законов вместе с определенными сингулярными высказываниями— начальными условиями. Например, мы можем сказать, что мы дали причинное объяснение разрыва некоторой нити, если мы нашли, что она имеет предел прочности 1 фунт и что к ней был подвешен груз весом в 2 фунта. При анализе этого причинного объяснения мы обнаружим в нем различные составные части. С одной стороны, здесь имеется гипотеза: С другой стороны, здесь есть сингулярные высказывания в данном случае их дваприменимые только к данному обсуждаемому событию: Из универсальных высказываний в конъюнкции с начальными условиями мы дедуцируем определенное сингулярное высказывание: Начальными условиями в этом случае будут: В настоящей работе это ограничение не принимается.

    Кроме того, я не принимаю какого-либо общего утверждения об универсальной применимости этого дедуктивного метода теоретического объяснения. Однако в этом случае оно нефальсифицируемо см. Это простое правило состоит в том, что мы не должны отказываться ни от поисков универсальных законов и стройных теоретических систем, ни от попыток каузального объяснения любых событий, которые мы можем описать4. Этим правилом ученый-исследователь руководствуется в своей работе. Мнение о том, что новейшие достижения физики требуют отказа от этого правила или что по крайней мере в одной из областей физики бесполезно искать законы, нами здесь не принимается5. Этот вопрос подробнее рассматривается мною в [70, разд. Строгая и численная универсальность Мы можем провести различие между двумя видами универсальных синтетических высказываний: Цель теоретика состоит в нахождении объяснительных теорий по возможности истинных объяснительных теорийто есть теорий, описывающих определенные структурные свойства мира и позволяющих нам — с помощью начальных условий — дедуцировать следствия, которые должны быть объяснены. Задача настоящего раздела этой книги заключается в том, чтобы хотя бы кратко объяснить, что именно мы понимаем под каузальным объяснением более полное изложение можно найти в [70, прил. Поэтому я хочу с полной ясностью заявить, что, по-моему, интерес теоретика к объяснению, то есть к открытию объяснительных теорий, не сводим к практической, технической заинтересованности в дедукции предсказаний. Вместе с тем заинтересованность теоретика в предсказаниях объясняется его заинтересованностью в истинности своих теорий или, другими словами, заинтересованностью в проверке своих теорий—в попытках установить. Шлик, который, в частности, пишет: Численно универсальные высказывания фактически эквивалентны определенным сингулярным высказываниям или их конъюнкции, поэтому они будут рассматриваться нами как сингулярные высказывания. Я полагаю, однако, что нужно подчеркнуть различие между ними. Высказывание а претендует на истинность всегда— в любом месте и в любое время. Высказывание b относится лишь к конечному классу специфических элементов и к конечной, индивидуальной или отдельной пространственно-временной области. Высказывания этого последнего рода можно в принципе заменить конъюнкцией сингулярных высказываний, так как при наличии достаточного времени можно пронумеровать все элементы рассматриваемого конечного класса. В то же время высказывание аговорящее об осцилляторах, не может быть заменено конъюнкцией конечного числа сингулярных высказываний, относящихся к конечной пространственно-временной области, или, вернее, такая замена была бы. Универсальным является высказывание, относящееся ко всем элементам некоторого класса; частным—высказывание. Эта классификация не опирается на основные принципы логики познания. Она была разработана с учетом требований, связанных с техникой логического вывода. Исследователям, особенно в области социологии и психологии физиков едва ли нужно предостерегать от этогоследует постоянно выступать против попыток использовать новые конвенционалистские уловки попыток, к которым часто прибегают, например, специалисты по психоанализу.

    Что касается вспомогательных гипотез, то мы предлагаем принять следующее правило: Если степень фальсифицируемости возрастает, то введение новой гипотезу действительно усиливает теорию: То же самоед можно сформулировать иначе. Введение вспомогательных гипотез всегда можно рассматривать как попытку построить новую систему, и эту новую систему нужно оценивать с точки зрения того, приводит ли она, будучи принятой, к реальному успеху в нашем познании мира. Примером вспомогательной гипотезы, которая в высшей степени приемлема в этом смысле, является принцип исключения Паули см. Примером неудовлетворительной вспомогательной гипотезы может служить гипотеза сокращения Фитцджеральда Лоренца, которая не имела фальсифицируемых следствий, а служила лишь для восстановления согласованности между теорией и экспериментом, главным образом экспериментом Майкельсона Морли. Прогресс здесь был достигнут лишь теорией относительности, которая предсказала новые следствия, новые физические эффекты и тем самым открыла новые возможности для проверки и фальсификации теории. Сформулированное нами методологическое правило можно ослабить, заметив, что вовсе не обязательно отвергать как конвенционалистскую уловку каждую вспомогательную гипотезу, которая не удовлетворяет названным условиям. В частности, имеются сингулярные высказывания, которые на самом деле вообще не принадлежат к данной теоретической системе. Иногда их также называют вспомогательными гипотезами, и, хотя они вводятся для оказания помощи теории, такие гипотезы совершенно безвредны. Примером может служить предположение о том, что определенное наблюдение или измерение, которое нельзя повторить, является ошибочным ср. Изменения в этих определениях допустимы, если они полезны, но их следует рассматривать как модификацию системы, которая после этого должна быть проверена заново как новая система. Что касается неопределяемых универсальных имен, то следует различать две возможности. В процессе дедукции их можно устранить примером является понятие энергия. В отношении таких понятий мы будем запрещать неявные изменения их употребления, а если это все-таки произойдет, будем действовать в соответствии с нашими методологическими решениями.

    Относительно других конвенционалистских уловок, касающихся компетентности экспериментатора или теоретика, мы принимаем аналогичные правила. Интерсубъективно проверяемые эксперименты принимаются либо отвергаются на основе контрэкспериментов. Необоснованные ссылки на логические связи, которые обнаружатся в будущем, можно не принимать во внимание. Логицизм Логицизм в XX в. Подвергнув критике построения Фреге, Рассел, однако, не отверг его программу в целом. Он полагал, что эта программа, при некоторой реформе. I 6 Так, например, соотношение между вопросом и ответом в системе образования проследил Э. Правда, он не занимался методическим исследованием проблемы. Ему это надо для различения двух способов. Кармиэль Май, 2 Аннотация В настоящей работе предлагается формально-логический анализ известного. Оно используется часто в методологическом смысле для обозначения всей математики, которая оперирует. Естественные негёделевы определения неполноты Ватолин Дм. Исключены противоречия гёделевых доводов. Эмпирическое и теоретическое знание в логике В науках, в том числе в логике, выделяют два уровня познания эмпирический и теоретический. На первом уровне производится сбор фактов накопление.

    Логика научного исследования

    Наука форма духовной деятельности людей, направленная на производство знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая. Разработка концепции и гипотезы исследования систем 6. Гипотеза и её роль в исследовании. Михайлюк Политехнический факультет МГТУ, кафедра физики Аннотация. В работе рассматривается логико-методологическая концепция К. Рузавин, доктор философских наук, профессор РГСУ. ХХII, 4, роблемы определения знания Отклик на панельную дискуссию, опубликованную в предыдущем номере журнла 1 А. ЧЕРНЯК В статье А. СТО без философии позитивизма А. Наука и основные формы организации научных знаний Знание нужно человеку для ориентации в окружающем мире, для объяснения и предвидения событий, для планирования. Исходя из этого, мы и хотели бы пояснить, что нового заключено в данной монографии. Ru - 6, г. Бесплатно и без регистрации скачать реферат: Основы логики и логические основы компьютера. Формы мышления Первые учения о формах и способах рассуждений возникли в странах Древнего Востока Китай, Индияно в основе современной логики лежат учения. Левинов Авторский обзор книги "Обучение математике в школе: Столярова Онтологическое значение истории науки Помимо философии, унаследовавшей кантианскую критическую перспективу исследующей априорные условия научного познания, философии, которая, как Нарцисс. Теория движения электромагнитного поля. Введение в теорию Л. Войцехович В главе отмечается факт существования парадоксов, внутренних противоречий классической теории электромагнитного поля, и намечается.

    Book: Логика и рост научного знания

    В вышедшей в г. Формалистическая философия математики При анализе математического познания формалисты обычно подчеркивают определяющую роль формальных систем как при обосновании, так и в процессе применения математики. КАК НАПИСАТЬ ВВЕДЕНИЕ В ДИПЛОМНОЙ РАБОТЕ ВАРИАНТ Дипломная работа это новый уровень исследовательской деятельности, а поэтому стоит ориентироваться на методологические и теоретические основы предмета. Федеральное агентство по образованию Уральский государственный экономический университет Ю. Мельников Поиск доказательства теоремы Раздел электронного учебника для сопровождения лекции Изд. Организация научного исследования Теоретические основы. Задание для самостоятельной работы. Фейерабенда и современное коммуникативное пространство В. Александров Пол Фейерабенд известен в первую очередь как философ науки, создавший оригинальную. Кафедра Философии, политологии и права Математическая логика и теория вычислимости Лекция 5. Интуиционистское исчисление высказываний Кафедра математических информационных технологий Санкт-Петербургского академического университета Modern Review Calcutta, XLIX, 42 43] Эйнштейн. Когерентная концепция истинности и сложности ее применения Ламберов Л. Индукция причинно-следственных отношений А. Котов Человек постоянно находится в мире событий, имеющих регулярный характер. Эта регулярность может быть описана как совокупность случаев, производящих и. Моисеев, Лекция Логика антиномий План 1. Критерий логической демаркации 2. Видовая дифференциация субъекта в антиномии Абсолютного 4. ИДО НГТУ Темы рефератов по изученному первоисточнику 1. Теорема Виета и ее применение Вы прочитали название урока-лекции. Можете ли сказать, что будет на данных уроках? Отправимся во Францию в далекий год. Высокий стройный король Франции, второй. Локк Большинство Мир познать. Метод резолюции в Исчислении высказываний В. Метод Правило резолюции в логике высказываний представляет собой умозаключение со следующей структурой A B, A C B C Здесь A, B и C - произвольные. Основа бытия, существующая как причина самой себя а субстанция б бытие в форма г акциденция 2. Бытие это а все, что существует вокруг б некое вещественное образование. Теплов Новосибирский филиал Российского государственного торгово-экономического университета г.

    Какое познание древнегреческие философы считали ложным? Философы-эмпирики так же, как и рационалисты а считали возможным познание мира. О СПЕЦИФИКЕ НАУЧНОГО МЕТОДА Б. Кислов доктор философских наук, профессор Во всяком научном исследовании диссертации, монографии, статьеа особенно в научной дискуссии, существует одно непреложное. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА, ВЛАСТЬ, ПОЛИТИКА Р. Математическая логика и теория алгоритмов Лектор: Семенов Лекция 2 Оглавление Теория множеств. ДАВЫДОВ Положительные изменения в системе современного образования во многом будут зависеть от того, сумеют ли педагоги. Описываются возможные ситуации, сложившиеся по результатам проверки, и соответствующие им виды аудиторского. Множества и отображения 2. Строение множества натуральных чисел порождает метод математической индукции доказательства утверждений, истинность. Схемы к урокам обществознания. Мировоззрение система взглядов на объективный мир и место человека в нем, на отношение человека к окружающей его действительности и самому себе, а также обусловленные этими. Физика наука о наиболее общих. Философия Возрождения и Нового времени Тема занятия: Особенности философии Нового времени: При установлении основных понятий учения об одаренности наиболее удобно исходить из понятия "способность". Диагностика систем управления 9. Виды диагностики систем управления. Техника ведения деловых переговоров Техника ведения профессиональных деловых переговоров представляет собой процесс, состоящий из четырех последовательных этапов. Уровень лиц, участвующих в переговорах. Методические указания по подготовке к семинарским занятиям Основная литература Гетманова А. Пояснительная записка Данная рабочая программа ориентирована на учащихся 7 классов и составлена на основе следующих документов: Введение в математическую логику и теорию алгоритмов Лекция Теория множеств Цермело Френкеля. Наш предварительный план состоял в том, чтобы 1 выбрать язык для записи математических утверждений в. Лекция 5 Концепции и принципы теории принятия решений План: Концепции и принципы теории принятия решений 2. Модель проблемной ситуации 3. Задача анализа проблемы 4. Цель научного исследования всестороннее, достоверное. Примеры по составлению развернутых планов Тема: Юм также обнаружил, что устранение этих противоречий, если оно вообще возможно, сталкивается с серьезными трудностями. Действительно, принцип индукции должен быть универсальным высказыванием. Поэтому при любых попытках вывести его истинность из опыта вновь в полном объеме возникнут те же самые проблемы, для решения которых этот принцип был введен. Таким образом, для того чтобы оправдать принцип индукции, нам необходимо применять индуктивные выводы, для оправдания этих последних приходится вводить индуктивный принцип более высокого порядка, и так далее в том же духе.

    Следовательно, попытка обосновать принцип индукции, исходя из опыта, с необходимостью терпит крушение, поскольку она неизбежно приводит к бесконечному регрессу. Однако его изобретательная попытка построить априорное эправдание синтетических высказываний, как мне кажется, не была успешной. С моей точки зрения, охарактеризованные трудности, возникающие в индуктивной логике, непреодолимы. Мы описали, — заявляет Рейхенбах, — принцип индукции как средство, с помощью которого наука распознает истину. Точнее, мы должны были бы сказать, что он служит для определения вероятности, ибо науке не дано полностью обрести ни истины, ни ложности На данном этапе моих рассуждений я позволю себе пренебречь тем фактом, что сторонники индуктивной логики пользуются понятием вероятности, которое я позже отвергну ввиду полного его несоответствия их собственным целям. Я могу игнорировать сейчас понятие вероятности в силу того, что упомянутые трудности индуктивной логики никак не связаны с обращением к вероятности. Действительно, если основанным на индуктивном выводе высказываниям следует приписывать некоторую степень вероятности, то это можно оправдать, только введя конечно, с соответствующими изменениями новый принцип индукции. Тогда этот новый принцип придется в свою очередь подвергнуть процедуре оправдания и т. Логическая теория, которая будет развита далее, прямо и непосредственно выступает против всех попыток действовать, исходя из идей индуктивной логики. Она могла бы быть определена как теория дедуктивного метода проверки или как воззрение, согласно которому гипотезу можно проверить только эмпирически и только после того, как она была выдвинута. Заметим, что вера в индуктивную логику обязана своим происхождением по преимуществу смешению психологических и эпистемологических проблем. Полезно также отметить, между прочим, что такое смешение вызывает затруднения не только в логике познания, но и в самой психологии. Устранение психологизма Я уже говорил, что деятельность ученого заключается в выдвижении и проверке теорий.

    поппер к логика и рост научного знания содержание

    Начальная стадия этого процесса — акт замысла и создания теории, — по моему глубокому убеждению, не нуждается в логическом анализе, да и не подвластна ему. Вопрос о путях, по которым новая идея — будь то музыкальная тема, драматический конфликт или научная теория — приходит человеку, может представлять существенный интерес для эмпирической психологии, но он совершенно не относится к логическому анализу научного знания. Логический анализ не затрагивает вопросов о фактах кантовского quid facti? Вопросы второго типа имеют следующий вид: Если можно, то каким образом? Проверяемо ли это высказывание? Зависит ли оно логически от некоторых других высказываний? Или, может быть, противоречит им? Для того чтобы подвергнуть некоторое высказывание логическому анализу, оно должно быть представлено нам. Кто-то должен сначала сформулировать такое высказывание и затем подвергнуть его логическому исследованию. В соответствии со сказанным я буду четко различать процесс создания новой идеи, с одной стороны, и методы и результаты ее логического исследования— с другой. Что же касается задачи логики познания— з отличие от психологии познания, — то я буду исходить из предпосылки, что она состоит исключительно в исследовании методов, используемых при тех систематических проверках, которым следует подвергнуть любую новую идею, если она, конечно, заслуживает серьёзного отношения к себе. Однако в этом случае возникает вопрос: Если предметом нашей реконструкции будут teccbi, причастные к появлению и проявлению вдохновения, то я отказываюсь считать это задачей логики ания. Такие процессы являются предметом эмпирической психологии, а не логики. Другое дело, если хотим рационально реконструировать последующие проверки, с помощью которых можно установить, что плод вдохновения представляет собой открытие или знание. Однако такая реконструкция не описывает действительного хода рассматриваемых процессов: Мои рассуждения, представленные в этой книге, совершенно независимы от решения данной проблемы. Поскольку все же об этом зашла речь, то мой взгляд на этот вопрос вкратце сводится к следующему: Не существует логического пути, — продолжает он, — ведущего к таким Дедуктивная проверка теорий Согласно развиваемой в настоящей книге концепции, метод критической проверки теорий и отбора их по результатам такой проверки всегда идет по следующему пути.

    Из некоторой новой идеи, сформулированной в предварительном порядке и еще не оправданной ни в каком отношении — некоторого предвосхищения, гипотезы или теоретической системы, — с помощью логической дедукции выводятся следствия. Затем полученные следствия сравниваются друг с другом и с другими соответствующими высказываниями с целью обнаружения имеющихся между ними логических отношений типа эквивалентности, выводимости, совместимости или несовместимости. Можно, как представляется, выделить четыре различных пути, по которым происходит проверка теории. Во-первых, это логическое сравнение полученных следствий друг с другом, при помощи которого проверяется внутренняя непротиворечивость системы. Во-вторых, это исследование логической формы теории с целью определить, имеет ли она характер эмпирической, или научной, теории или, к примеру, является тавтологичной. В-третьих, это сравнение данной теории с другими теориями, в основном с целью определить, внесет ли новая теория вклад в научный прогресс в том случае, если: И, наконец, в-четвертых, это проверка теории при помощи эмпирического применения выводимых из нее следствий. Цель проверок последнего типа заключается в том, чтобы выяснить, насколько новые следствия рассматриваемой теории, то есть все, что является новым в ее содержании, удовлетворяют требованиям практики, независимо от того, исходят ли эти требования из чисто научных экспериментов или практических, технических применений. Процедура проверки при этом является дедуктивной. Из них выбираются высказывания, невыводимые из до сих пор принятой теории, и особенно противоречащие ей. Затем мы пытаемся вынести некоторое решение относительно этих и других выводимых высказываний путем сравнения их с результатами практических применений и экспериментов. Если такое решение положительно, то есть если сингулярные следствия оказываются приемлемыми, или верифицированными, то теория может считаться в настоящее время выдержавшей проверку и у нас нет оснований отказываться от нее. Но если вынесенное решение отрицательное или, иначе говоря, если следствия оказались фальсифицированными, то фальсификация их фальсифицирует и саму теорию, из которой они были логически выведены. Следует подчеркнуть, что положительное решение может поддерживать теорию лишь временно, поскольку последующие возможные отрицательные решения всегда могут опровергнуть ее. Все эти свойства, наличия которых мы требуем у теории, равнозначны, как можно показать, одному—более высокой степени эмпирического содержания теории или ее проверяемости.

    Мое исследование содержания теории или любого высказывания опирается на ту простую и очевидную идею, что информативное содержание конъюнкции любых двух высказываний а и b—ab — всегда больше или по крайней мере равно содержанию любой из ее частей. Очевидно, что информативное содержание последнего высказывания—конъюнкции ab - будет превосходить как содержание а, так и содержание b. Также очевидно, что вероятность ab или, что то же самое, вероятность истинности ab будет меньше вероятности каждого из его компонентов. Взятые вместе, эти два закона устанавливают, что с возрастанием содержания уменьшается вероятность и, наоборот; другими словами, что содержание возрастает вместе с ростом невероятности. Это утверждение находится, конечно, в полном соответствии с общей идеей о том, что логическое содержание высказывания представляет собой класс всех тех высказываний, которые логически следуют из него. Поэтому можно сказать, что высказывание а является логически более строгим, чем высказывание b, если его содержание больше, чем содержание высказывания b, то есть если оно влечет больше следствий. Этот тривиальный факт имеет следующее неизбежное следствие: Таким образом, если нашей целью является прогресс, или рост знания, то высокая вероятность в смысле исчисления вероятностей не может быть при этом нашей целью: Я получил этот тривиальный, хотя и чрезвычайно важный результат около тридцати лет назад и с тех пор неоднократно говорил о нем. Другими словами, эн посоветовал мне не говорить, что наука стремится к невероятности, а просто сказать, что она стремится к максимальному содержанию. Я долго размышлял над этим предложением, однако пришел к выводу, что оно не поможет нам: Может быть, столь полного расхождения можно было бы избежать, если бы люди не так доверчиво принимали ту мысль, что целью науки является высокая вероятность и что поэтому теория индукции должна объяснять, каким образом. Для того чтобы избежать этих простых выводов, были предложены самые различные, более или менее изощренные теории. Я надеюсь, мне удалось показать, что ни одна из них не достигла успеха. Важнее, однако, то, что они вовсе не являются необходимыми. XIне есть вероятность в смысле исчисления вероятностей с его неизбежной теоремой 2. В этом состоит мой первый тезис. Таким образом, мой первый тезис состоит в том, что даже до того, как теория будет проверена, мы можем знать, что она будет лучше некоторой другой теории, если выдержит определенные проверки.

    поппер к логика и рост научного знания содержание

    Применимость выдвинутого нами критерия к анализу прогресса науки легко проиллюстрировать на примерах из истории науки. В свою очередь теории Ньютона и Максвелла были объединены и заменены теорией Эйнштейна. Эксперименты Лавуазье были тщательно продуманы. Можно даже сказать, что некоторые открытия, такие, как открытие Колумбом Америки, подтверждают одну теорию сферичности Землиопровергая в то же самое время другую теорию относительно размеров Земли и тем самым ближайшего пути в Индию. Оно дает те основания выбора, те опровержения и решения, которые показывают, чему мы научились из наших ошибок и что мы добавили к нашему научному знанию. Все еще можно полагать, что наука прогрессирует от теории к теории и что она представляет собой последовательность улучшающихся дедуктивных систем. Я же хочу предложить рассматривать науку как прогрессирующую от одной проблемы к другой — от менее глубокой к более глубокой проблеме. Однако наука начинает только с проблем. Противоречия же могут возникать либо в некоторой отдельной теории, либо при столкновении двух различных теорий, либо в результате столкновения теории с наблюдениями. Подчеркнем, что только благодаря проблеме мы сознательно принимаем теорию. Именно поэтому мы понимаем науку и рост знания как то, что всегда начинается с проблем и всегда кончается проблемами — проблемами возрастающей глубины — и характеризуются растущей способностью к выдвижению новых проблем. Три требования к росту знания. Перед ученым стоит научная проблема: Однако этого еще не достаточно. Это требование простоты несколько неопределенно, и, по-видимому, его трудно сформулировать достаточно ясно. Второе требование состоит в том, чтобы новая теория была независимо проверяемой. Всего Поппер выделяет четыре процедуры, необходимые для проверки теорий:. Цель проверок последнего типа заключается в том, чтобы выяснить, насколько следствия, дедуктивно выводимые из основных положений теории, удовлетворяют требованиям практики, в качестве которой Поппер рассматривает не только эксперименты, но и практическое, техническое применение. Следствия частные высказываниявыводимые из основных положений теории, являются предсказаниями. Наибольшую значимость имеют невыводимые из ранее принятой теории предсказания и особенно противоречащие ей.

    Отказ от метода индукции приводит Поппера к пересмотру проблемы демаркации, так как именно дедуктивный метод считался главным отличием естественных наук от метафизики. Поппер обращает внимание на то, что законы науки, как и метафизические утверждения, несводимы к высказываниям о чувственном опыте. Кроме того, он подчеркивает невозможность чистого наблюдения: В качестве собственного критерия демаркации Поппер выдвигает принцип соглашения, или конвенции. Основное же отличие между научным и другими видами знания заключается именно в том, что дедуктивные следствия научных теорий могут и должны выдерживать эмпирические проверки. Свою концепцию развития Поппер пытается дополнить онтологическими рассуждениями, обосновав тем самым объективность человеческого знания. Он говорит о существовании трех миров:. Поппер не разделяет марксистскую позицию, согласно которой объективность человеческого знания обуславливается общественной практикой, и выбирает решение, близкое объективному идеализму. Но третий мир - это не мир абсолютных и неизменных сущностей. Он есть творение человеческого духа, поэтому изменчив. Научные предположения, гипотезы, теории и высказывания, составляющие третий мир, могут быть как истинны, так и ложны. Все эти представления конкурируют друг с другом, что и обеспечивает возможность научного роста. В поздних работах Поппер обращается к концепции эпистемологического эволюционизма, согласно которой можно выделить три уровня приспособления. Это генетическое приспособление, приспособительное поведение и научные открытия. Их механизм принципиально тождественен: Кроме того, на всех трех уровнях новые структуры возникают в результате изменений, порождаемых самой структурой, то есть посредством естественного отбора, предварительных проб и процедуры устранения ошибок. Таким образом, законы развития научного знания уподобляются Поппером эволюционным законам развития природы. Проблеме социального познания посвящены многие работы Поппера. Например, это "Нищета историцизма""Открытое общество и его враги"статья "Логика социальных наук" Поппер выделяет два класса наук:. Кроме того, науки, согласно Попперу, можно традиционно разделить на теоретические и эмпирические. В этом случае социология, так же, как, допустим, физика, - это наука, стремящаяся быть одновременно и теоретической и эмпирической, ставящая своей целью предсказание на основе общих законов. При рассмотрении методов научного исследования, в том числе методов обобщающих теоретических социальных наук, Поппер неоднократно подчеркивал, что наиболее плодотворные споры о методе всегда вдохновляются определенными практическими проблемами, с которыми сталкивается исследователь. Перед представителями гуманитарных наук он ставит два основных вопроса: С точки зрения Поппера, любое научное познание начинается не с наблюдений, а с проблем, то есть с возникновения напряженности между знанием и незнанием, поскольку любая проблема возникает из осознания того, что с нашим знанием "что-то не в порядке", или, с формальной точки зрения, с открытия внутреннего противоречия между нашими знаниями и фактами.

    В социальных науках, помимо логического противоречия, для постановки проблемы имеет значение ценностный компонент, поскольку социальные науки часто сталкиваются с проблемами, носящими практический и этический характер, такими как проблемы бедности, социального неравенства, неграмотности, несправедливости. Но для разрешения этих проблем наука не может предложить какого-либо специфического метода. Поппер отождествляет метод социальных наук, как и метод наук естественных, с критическим методом. В статье "Логика социальных наук" он определяет его следующим образом. Метод социальных наук, как и метод наук естественных, состоит в попытках предложить пробные решения тех проблем, с которых начинается любое исследование. Предложенные решения должны быть подвергнуты критическому анализу, недоступные для критики решения должны быть исключены из рассмотрения как ненаучные. Доступные для критики решения надо пытаться опровергнуть, в этом и заключается критическая процедура. Просмотры Читать Править Править вики-текст История. Эта страница последний раз была отредактирована 9 ноября в Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike ; в отдельных случаях могут действовать дополнительные условия. Свяжитесь с нами Политика конфиденциальности Описание Википедии Отказ от ответственности Разработчики Соглашение о cookie Мобильная версия.


    м

    м

    м

    м

    кг

    кг

    чел.

    л. с.
    8,3 10,3 4,7 9,20 1 86 8 -

     

     
     
    ©2012 Производственно-конструкторская фирма "ДЕКА"
    Создание и продвижение сайта ©CapWeb

    * Данный Интернет-сайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации. Для получения подробной информации о стоимости продукции и услуг, пожалуйста, обращайтесь к менеджерам по продажам по тел. (831)438-03-02, 262-26-85.

    © Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта, элементов дизайна и оформления может осуществляться лишь с разрешения автора и только при наличии ссылки на источник www.receptsalata1000.ru